Главная


Художники:

Аветик Абаджян
Владимир Андреенков
Рубен Апресян
Азам Атаханов
Леонид Борисов
Евгений Гор
Андрей Гросицкий
Ирина Затуловская
Виктор Калинин
Алексей Каменский
Марина Кастальская
Юрий Косаговский
Андрей Красулин
Анатолий Кулинич
Геннадий Лакин
Ростислав Лебедев
Игорь Макаревич
Борис Михайлов
Виктор Николаев
Борис Отаров
Ольга Рудакова
Валерий Сахатов
Семенов-Амурский
Борис Смертин
Сергей Соколов
Ирина Старженецкая
Вадим Степанов
Игорь Терехов
Виктор Умнов
Наталья Холодовская
Игорь Шелковский
Александр Юликов

Новости

Фото художников

О галерее


 

 

 

«Палитры» – новый жанр Валерия Сахатова

Валерий Сахатов – живописец, для которого цвет первичная, главная и родная стихия. В его ранних работах, картинах 1980-х годов, цвет как будто уступал первенство рисунку, поразительному по мастерству при самых головоломных ракурсах фигур и голов. Однако и здесь красочность была затаившейся мощной силой, не замедлившей вскоре приступить к широкой экспансии.

Нарастание, а затем победное воцарение цвета привели к тому, что сахатовские композиции последних полутора-двух десятков лет утратили всякую связь со знакомыми предметами и сюжетами, стали абстрактными, по привычной классификации. Красочная стихия предъявила в них полную власть над художником, именно что полную, поскольку цвет в его картинах жил и живет по собственным законам – он зарождается от неведомых импульсов, самочинно развивается, диктует время окончания композиции или заставляет автора (так и хочется сказать исполнителя) не один раз возвращаться к живописной плоскости, пока на ней не будет достигнуто требуемое состояние. Цвет побуждает художника создавать диптихи, триптихи, а то и целые стенки, где ему, цвету, вольготно будет демонстрировать себя в вариациях, перетеканиях, связях и отражениях.

Сахатов мыслит цветом. Он для него самая реальная реальность, то есть то, что не дает простора никакому своеволию, никакой прихоти. В сахатовских картинах логика взаимодействия цветовых элементов подчиняется осознанной необходимости - а эта необходимость, как известно, синоним свободы.

Произведения московского живописца в высшей степени осмысленные, хотя смысл этот словесно не выразить, гармонию напряженных красочных паттернов просто чувствуешь, ей доверяешь, она помогает, поскольку великодушно делится с тобой витальной энергией.

Картинная плоскость, палитра с красками, кисть – вспомогательные инструменты для возникновения живописи. Первая из троицы всегда почиталась главной в этом деле, две других обслуживали ее. Впрочем, любимые стершиеся кисти не раз удостаивались благодарного увековечивания. Автору настоящих строк приходилось видеть коллажи москвича Виктора Гершмана (1921-2002), созданные как мемориальные композиции отслужившим кистям; у Ирины Затуловской есть цикл работ с мумифицированными дорогими «покойниками» – запеленутыми кистями.

У Валерия Сахатова в новый и неожиданный жанр превратилась палитра. Соавтором этого оригинального жанра опять выступил цвет, поскольку в последний год он словно заставил художника целиком погрузиться в диалог со своим материальным носителем, краской. А краска видит свет божий прежде всего на палитре, и первые метаморфозы, ведущие к нужному цвету, происходят именно на палитре.

Физическое время входило и входит существенной чертой в циклы и композиции Сахатова, поскольку они развиваются органично, во времени. Произведения его нового жанра стали еще более емкими по запечатленному времени. «Палитры» произрастали не месяцами, а годами, словно деревья, и процесс этот протекал с такой же природной естественностью: краска как таковая материал плотный, вязкий, ее напластования («годовые отложения») привели к формированию разновысотных ландшафтов на твердых площадках палитр.

Виртуозная фактура всегда отличала колористические симфонии Сахатова – в последних же его работах с их многослойным рельефом она явно соперничает с цветом.

Понятно, что у самого Сахатова долголетних палитр-«деревьев» на лес не наберется; настигшее художника открытие побудило его искать, просить и получать исходники – палитры друзей и коллег

Исходники все разные по размерам и формам; наряду с большими и маленькими, прямоугольными и квадратными среди них есть и традиционные оваловидные, и простые длинноватые дощечки. Они несли и несут отпечатки характерных особенностей и предпочтений своих прежних владельцев, их манеры работать с красками. Сахатов относится к ним бережно, однако с творческой свободой, извлекая, усиливая выразительность пришедших к нему чужих палитр. Все они приобретают новый – чисто сахатовский – живописный облик, однако все подспудно хранят память о своем происхождении, о своей прежней досахатовской истории.

Особыми произведениями в этом ряду стали спутники художественной биографии Михаила Захарьевича Рудакова (1914-1985); его палитры были преображены Сахатовым в своеобразные памятники выдающемуся мастеру.

...В студии у Краснохолмского моста, где огромные окна глядят поверх Москва-реки и серых городских пейзажей, ныне царствуют «палитры» с их абсолютной живописью – работы нового жанра, созданного колористическим даром Валерия Сахатова.

Александра Шатских

Вернуться в галерею